Официальный сайт газеты МГТУ имени Н. Э. Баумана

revolyutsiya

Февральская революция. Пролог Октября или неудавшаяся демократия?

История Автор

7 ноября мы будем отмечать 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Такое название она получила не сразу. Например, на обложке ноябрьского номера журнала «Большевик» за 1927 год она именовалась «Октябрьским переворотом». У этого переворота был пролог – Февральская революция. Наш корреспондент Елена Емельянова встретилась с доцентами кафедры истории Алексеем Манухиным и Натальей Володиной, чтобы узнать, как ученые сегодня оценивают события вековой давности.

 Именно Февральская революция открыла дверь в новейшую историю для России. Без нее было бы невозможно наступление советского периода, когда родились принципиально новые государство и общество. Однако о ней мало говорят и редко пишут. Почему? С этого «детского» вопроса и начался наш разговор.

А.М.:

– Отношение к Февральской революции 1917 года не раз менялось. До 60-х годов ХХ века о ней практически «забыли». Для советской идеологии были важны буржуазно-демократическая революция 1905 года и Октябрьская социалистическая. Февраль был неудобен, потому что ставил под сомнение «новаторство» революционного творчества большевиков. Когда начались перестройка и гласность – эту революцию стали оценивать по-новому: преподносить как живое творческое действие народных масс. Это совпадало с лозунгами о возвращении к ленинским заветам.

Здесь напрашивается аналогия с нашим временем. Перестройку, начатую Горбачевым, тоже иногда изображали как подлинное следование ленинским принципам. Хотя для демократической власти Февраль тоже был не всегда удобен. Если вспомнить ГКЧП (август 1991), то можно провести много параллелей. Ельцин действует как Ленин, торпедируя систему и дискредитируя Горбачева, который выступает как продолжатель дел Керенского – главы Временного правительства, образованного в результате Февральской революции. А сам ГКЧП иногда сравнивают с мятежом генерала Корнилова (август 1917), который хотел восстановить монархию. Но Керенский, несмотря на все свои попытки как-то укрепить здание молодой российской демократии, теряет популярность. А Горбачев после ГКЧП предлагает КПСС самораспуститься. Поэтому в 90-е годы про Февраль писали, но не очень активно.

Сейчас Февралю чаще отводят роль переворота. Например, Солженицын, размышляя над ним, писал, что это коллективный русский грех. Сейчас я наблюдаю в медийном пространстве, в популярных фильмах и книгах очень опасный взгляд на Февраль только как на заговор. Заговор, прежде всего, либеральных сил, которые и являются виновниками всего того, что произошло потом. А их действия подстегивала сама ситуация, сложившаяся в феврале 1917-го: продовольственный кризис и недовольство солдат. Да, либералы воспользовались этим и встали во главе переворота, но не просчитали, к чему это приведет.

Огромную ответственность и за Февраль, и за Октябрь несут правительство и высшая аристократия – прежде всего, из-за своего нежелания реформ. Они жили иллюзиями. Сейчас возвращается миф, который появился еще в перестройку, о «России, которую мы потеряли». Очень опасно превращать какой-нибудь период из истории целиком в идиллию. В истории нет одной краски.

Итоги Февральской революции действительно революционны: свержение самодержавия и отречение царя от престола – это, по сути, провозглашение политических свобод и установление демократии, что подтверждается возникновением Временного правительства (которое 1 сентября 1917 года переименовало Российскую монархию в Российскую республику) и Советов рабочих и солдатских депутатов. Что еще, кроме вышеназванных причин, послужило поводом для таких тектонических сдвигов в трехсотлетней империи?

Н.В.:

– К Февральской революции Россию во многом подтолкнула Первая мировая война. После нее развалились четыре крупнейшие империи: Российская, Османская, Австро-Венгерская, Германская. В России, несмотря на завоевания Первой русской революции 1905–1907 годов, сохранялось самодержавие. Сейчас, когда открываются архивы, и есть доступ к источникам, надо рассматривать Февраль не как наше чисто российское явление, а в сравнении с процессами, происходившими в конце войны во всех империях, где Мировая война привела к схожим результатам.

Первая Мировая – уникальное явление. Она была позиционной, войска месяцами находились в окопах, где их тоже поджидала смерть от тяжелой артиллерии врага. Появились новые виды вооружения: химическое, самолеты, цепеллины, танки. Попавший на фронт крестьянин ожидал, что будет либо стрелять, либо драться врукопашную. А на деле – сидел в окопе. В 1917 году армия практически перестала воевать, и не потому, что русские солдаты были трусы и хотели «к земле, к бабе», а потому, что машина империи забуксовала. Поэтому и «штык в землю», и братания с противником, и «жизнь без царя».

Отсюда и главное различие двух революций 1917 года: Октябрьский переворот – это свержение Временного правительства, которое не смогло выполнить взятые на себя обязательства, а Февраль – народная революция из-за не решавшихся жизненно важных вопросов и недовольства войной.

Февраль был губителен для России. В условиях Мировой войны кардинальная смена политической системы – переход от самодержавия к демократической республике – не могла завершиться иначе, чем поражением в войне.

Образованное Временное правительство, начав проводить преобразования в политической и гражданской сфере, откладывало решение животрепещущих вопросов, прежде всего – о земле и о мире. Царя, монархии и старого уклада жизни не стало, а каким будет новое – неизвестно. К тому же в провинции власти Временного правительства часто попросту не было. Там действовали комитеты, работавшие от его имени, или общественные организации. Тогда же сотнями возникли Советы, которые постепенно становились реальной властью, а власть Временного правительства становилась номинальной.

– Возможно, самопровозглашенное Временное правительство и не торопилось что-то решать и менять – ведь его главной задачей было обеспечить выборы и созыв Учредительного собрания, которому и предстояло решать насущные проблемы России?

А.М.:

– Да, это одна из целого ряда причин того, почему возникло двоевластие. Это не разделение властей, а две власти. Временное правительство претендует на большую легитимность, чем Петроградский совет рабочих депутатов и Советы на местах. В Советах у большевиков нет большинства. Там в основном, меньшевики, трудовики, эсеры и беспартийные. Ленин специально консолидировал всю оппозицию, чтобы не терять их перед главным рывком следующей революции. Большевики дальновидно и быстро уловили слабость Временного правительства на местах и сделали ставку на провинцию. Они сразу сформировали там сильные Советы и начали агитацию, которая у них была хорошо поставлена.

Н.В.:

– То, что обещали Советы, было коротко и ясно: «Мир – народам. Хлеб – голодным. Землю – крестьянам. Фабрики – рабочим. Власть – Советам». А Временное правительство не обещало ничего определенного и медлило.

Сейчас, стоит только посмотреть любое политическое ТВ-шоу, либералы говорят об отсутствии реформ, половинчатости решений, критикуют правительство. Вы видите в этом сходство с тем «февралем»?

А.М.:

– Не стоит пытаться проводить прямые параллели между 1917 годом и современностью. Однако и в наши дни порой раздаются голоса, напоминающие Февральские. Как тогда говорили, что сменим одного царя на другого и все будет хорошо, так и сейчас – несмотря на очевидную тупиковость такого пути и таких перемен.

Беседовала Елена Емельянова

 

Последнее в разделе История

kosmicheskij-dizajn-2

Космический дизайн

Мы наизусть знаем имена Генеральных и Главных конструкторов космической техники. Несколько хуже
spiral-kondratyuka

Спираль Кондратюка

На мысе Канаверал – американской «космической гавани», откуда их ракеты брали старт
Евгения Костикова

Женское лицо войны

За годы войны через Вооруженные Силы нашей страны прошло 34 миллиона человек,
Вернуться Наверх