depositphotos_75893161-stock-photo-choose-your-personality-that-matching

Как было раньше

Без рубрики Автор

Продолжение воспоминаний Ильи Казаникова, выпускника 1997 года, об учебе в МГТУ в начале 90-х.

Начало – в январском номере.

Второй семестр, весна 1992 года
Второй семестр начался и прошел ровно, без особых напрягов. Говорил со многими однокурсниками – впечатления схожие. Видимо, начало учебы в МГТУ настолько большая встряска, что первый семестр навсегда впечатывается в память. А следующий если и не проходит без проблем, то требует значительно меньше умственных затрат. Можно сказать, по накатанной идет.

Во втором семестре появляется небольшая вальяжность, пик которой наступает, по моему мнению, на 5-м курсе (пятикурсники по внутренней квалификации – «хозяева»). Преподаватели и большинство предметов остались те же. По матанализу пошли дифуры, появилась линейная алгебра, на следующем семестре превратившаяся в освоение матриц, которые все не любили. Появились первые признаки наступающей специализации – начерталка из общей дисциплины стала инженерной графикой. Принялись чертить болты, резьбы и соединения.

Учиться стали в первую смену. Основное время учебы приходится на весну, что разительно отличает от предыдущего семестра. «Дни становятся длинней, а юбки – короче!»

«Сачок», ввиду потепления, оказался очень привлекательным местом. «Встретимся у ноги» – эту фразу каждый бауманец знает прекрасно. Софья Александровна Воскобойникова говорила, что вкус к студенческой поре должен в полной мере проснуться после «экватора», то есть к лету после 3-го курса.

Я стал чаще ходить на тренировки. Пару раз за весну выступал на открытом ринге, вполне успешно. После лекций выйти со стороны «непьющих», не спеша по Лефортовской набережной до Госпитального моста, там перейти по светофору, и прямиком до «шайбы» Спорткомплекса. После тренировки подняться на второй этаж, в кафе, с удовольствием выпить пару стаканов минералки. Потом или пешком в общагу, или через парк МВО на трамвай до «Авиамоторной».

Конечно, нагрузка оставалась, ботанить приходилось сильно. Да и вообще: в нашем вузе тяжело всегда, на каждом курсе по-разному. Просто адаптировались, тревога ушла. Увидели, как оставшиеся с хвостами по первому семестру более-менее все подтянули, все сдали, на что смогли. И тех, кто сам этого не хотел, не отчислили.

Сессия лета 1993, 2 курс
Сессия 2-го курса – это сопромат. «Сдал сопромат – можно жениться». Но после того, как «сдал начерталку – можно влюбиться». С перерывом в год. У нас только три человека во время учебы женились, тут пословицы не сработали.

Когда все сдавали экзамен, я закрывал сопроматные долги. Допуск получил. В распоряжении было четыре дня до экзамена, сел готовиться. Подготовился. «Нулевым» не был, как думал. Но приступив, понял, насколько большие провалы: материал 3-го семестра – как в первый раз увидел. Вот что значит забивать на регулярное посещение.

Ботанил канонически, слегка днем (в общаге постоянно отвлекаешься), а поэтому в основном по ночам. Но спать, как ни крути, очень хочется. Чай под утро уже не лезет. Еще в последние два дня к соседу приехал давний деловой компаньон, он его поселил у нас, сам на время переехал. Днем они ездили по Москве, какие-то вопросы решали, а вечером и часть ночи компаньон пил. Умеренно, всячески старался быть вежливым, но у него просыпалась жажда общения, чем мешал и раздражал.

Последнюю ночь я не спал совсем, перед выходом принял душ у рукомойника через шланг. Разложил шпоры по карманам, собрался и пошел на трамвай № 50 к МЭИ. Была офигенная солнечная погода, что резко контрастировало с моим настроением. Думал: «Хоть бы “уд.”. Если сдам, приду и сразу лягу спать. На сутки».

У аудитории еще пять человек, таких же как я. Пришла преподавательница, видно – не в настроении. Взяли билеты. Приступили. Она не уходила из аудитории. Первый пошел – и не сдал!

По билету все написал, причем неожиданно осознано, на память. Вырываться вперед не стал, сидел, перечитывал свой лист. Она меня несколько раз спрашивала о готовности, я отказывался – еще чуть-чуть. Остался предпоследним и был вызван, так как «хватит уже». К ее (да и к собственному) удивлению, бодро ответил на билет. Несколько дополнительных вопросов также были отвечены. Преподавательница говорит потеплевшим голосом: «Так. Видно, что вы готовились, но вот вам еще вопрос». По всей видимости, хотела убедиться, что я не на чистом везении отвечаю на билет. Вопрос был с закрепленным стержнем на изгиб и вращение. При ней, страшно волнуясь, показал напряжения. Посмотрела на меня, сказала: «Все правильно. Тогда еще вопрос». И на него тоже отвечаю!

«Слушайте, Казаников, но вы готовились. Это четыре». У меня было такое выражение лица, от невероятности происходящего, что она переспросила: «Или вы на пять хотите?». Замахал руками, что вы, нет, нет. Взяла зачетку, вписала «хорошо». «Идите. До свидания». Пятясь и раскланиваясь, вышел из аудитории. Реальность превзошла самые смелые ожидания. Не пользуясь шпорами, имея плохую репутацию, только закрыв долги, сдать сопромат на четыре?

Постояв у «ноги», побежал на Бауманский рынок, купил букет цветов. Уж очень я ей был благодарен и хотел это выразить. Шагая с букетом обратно, думал: «А если она уйдет?».

Нет, приоткрыв дверь кафедры, увидел разговаривающую с кем-то. Заметила меня, улыбнулась: «Ну, что вы там стоите? Идите сюда». Подошел, протянул цветы, поблагодарил ее. Ей было приятно: «Вот, я сама не ожидала, сдал экзамен на четыре, и был такой довольный!». Спасибо ей.

Усталость как рукой сняло. Ни о каком сне сутками и не думалось, поехали толпой в центр гулять.

Илья Казаников