aganin-ih-v-germanii-leto-1946

«Наш человек» в гестапо

Тема номера Автор
В конце прошлого года на полках книжных магазинов появилась книга «Три жизни Ибрагима Аганина: СМЕРШ. Найти и покарать». Ее автор – историк спецслужб, полковник в отставке Николай Лузана. Будучи знатоком темы разведки и спецслужб, он выразительностью передает дух того сурового военного времени, образ мыслей и целеустремленность, житейскую смекалку молодого лейтенанта Аганина, который вошел в историю отечественных органов безопасности как уникальный зафронтовой разведчик, сумевший прожить две чужие жизни противника и успешно выполнить задание.

Под легендой офицера вермахта он был внедрен в гитлеровскую спецслужбу, – в ее «ад» – тайную полевую полицию. В течение года и двух месяцев Ибрагим Хатямович добывал ценную разведывательную информацию, докладывал ее командованию Юго-Западного фронта Красной армии и спасал жизни многих подпольщиков и партизан. За время пребывания среди асов германских спецслужб он так и не был изобличен ими.
Книга основана на архивных документах и читается с большим интересом. Интерес этот подогревается еще и тем, что Ибрагим Аганин – выпускник МВТУ им. Н.Э. Баумана.

Ибрагим Аганин воспитывался в семье дяди, который, заметив, что мальчик очень любознательный и талантливый, дал ему широкое образование. Жили они в городе Энгельс (до войны столице Автономной Советской Социалистической Республики Немцев Поволжья). Уроки немецкого языка ему давала политэмигрантка Эльза. В качестве учебного текста паренек уже в 14 лет читал в оригинале военные труды Энгельса, а в 18 свободно говорил по-немецки и, как уверяла учительница, с берлинским акцентом.
В 1940 году Ибрагим поступает в МММИ им. Н.Э. Баумана и сразу после первого курса добровольцем уходит на фронт. В боях, как отмечали его командиры, «…лейтенант Аганин проявил себя грамотным и смелым командиром. Участвовал в рукопашных схватках… Неоднократно совершал вылазки за линию фронта и лично захватил “языка”»… Был тяжело ранен. После госпиталя его направили на курсы переводчиков.
«С нами занимались преподаватели МГУ, Института иностранных языков и высшие офицеры спецслужб. Мы изучали устав германской армии, ее структуру, знаки различия. Педагоги старались раскрыть нам психологию немецких солдат. Мы переводили десятки немецких документов и солдатские письма. Потом, оказавшись в немецком тылу, я с благодарностью вспоминал своих педагогов».

aganin-v-tsentre-1946-potsdam-germaniya

Сначала он думал, что эти знания помогут ему лучше вести допросы военнопленных. Но оказалось, что самому придется вживаться в роль немецкого офицера. Случай представился скоро.
«Мне сообщили, что в плен попал немецкий лейтенант Отто Вебер. Меня поместили в лагерь для военнопленных, где я находился рядом с ним. Он рассказал мне о своей семье, родственниках, друзьях. Вместе с матерью он уехал в Германию из Прибалтики. Как и я, он тоже говорил по-немецки с легким русским акцентом. Ему, как и мне, было 20 лет».
Подлинные документы, смекалка, отличный немецкий язык сыграли свою роль – после многочисленных проверок, Вебер-Аганин поступает переводчиком в подразделение полевого гестапо ГФП-721. Полевое гестапо – особый карательный орган, созданный в системе абвера. Ибрагим Аганин стал первым советским зафронтовым разведчиком, который проник не просто в агентурный аппарат ГФП, а стал кадровым сотрудником.
В Донецке он решил искать связь с подпольщиками через свою тетю. Попросил ее передать записку человеку, который назовет имя его матери. Тетя, все поняв, заплакала: «Нас повесят!»
«Мне стыдно вспомнить, как резко я говорил с ней, но потом ее семья очень помогала мне».
Аганин не знал о многих готовящихся операциях гестапо. И все-таки, как мог, помогал подпольщикам избегать арестов. На немцев работало много провокаторов, которые внедрялись в молодежные объединения и выдавали их врагу целиком. Ибрагим вычислял их имена и передавал руководителям подполья.

aganin-ih-v-tsentre-sotrudniki-smersha-1945

С другой стороны, присутствуя на допросах, он запоминал имена истинных патриотов, которые даже под страшными пытками не сдавали своих товарищей.
«Проверяли всех постоянно. Я никогда не хранил ничего секретного. Все держал в памяти. Найти у меня ничего не могли». Но однажды, читая почту, он увидел, что пришел ответ из Берлина на запрос по поводу матери Отто Вебера. Он понял, что пора уходить. Однако приказ командования был другим: остаться на оккупированной территории.
Аганин знакомится в поезде с Рудольфом Клюгером, который едет в санаторий, убивает его и, завладев документами немецкого лейтенанта, отправляется в Крым. Там он ищет себе покровителя. Им стал полковник Курт Брюннер. Ибрагим угождает ему во всем, выполняет все его прихоти. «Посмотрели бы тогда на меня мои родные… Я сам себя не узнавал». Но план удался, полковник рекомендовал его в полевое гестапо ГФП-312, которое действовало в Крыму.
Целый месяц Аганин мучительно ищет выход к своим. «По долгу службы ему доступны документы из сейфа № 1. В них он находил главное: фамилии партизан и подпольщиков, которых не сломили пытки…. Они могли дать ему выход на местное подполье».
Но он чуть не ошибся. Ибрагим остановил свой выбор на арестованном Деркаче, попросил привести его к нему. И, когда они остались один на один, Деркач вдруг сказал: «Слава Богу, господин лейтенант, что вы пришли. Дайте закурить, господин лейтенант. Я с этим гадом, Вановым, уже сутки сижу! Ни одной сигареты не выкурил…».
Примерно через месяц на улице в Феодосии к нему подошла миловидная девушка. «Она вдруг поцеловала меня и шепнула пароль и место нашей встречи. Позднее я узнал, что девушка связана с партизанами». Он передавал ей схемы аэродромов, построенных укреплений, расположения немецких войск. Надеялся, что эти сведения помогут спасти солдатские жизни, когда начнется освобождение Крыма.
В марте 1944 сотрудники ГФП стали покидать Крым. Аганин вместе с ними отправился в дорогу. Во время бомбежки он бросился в лес и вскоре был у своих.
После войны Аганин продолжил учебу в МВТУ им. Н.Э. Баумана, успешно защитил диссертацию, после чего работал в различных НИИ, занимался разработками в области обороны. В последние годы работал во Всесоюзном заочном институте текстильной и легкой промышленности. Каждый год, во время отпуска, в составе отряда «Поиск» он выезжал на Донбасс, в Крым и вместе с ребятами возвращал из небытия забытые имена героев.

aganin-ih-1944-buharest

Ибрагим Хатямович продолжал беспощадный бой с теми, кто предавал, истязал и расстреливал патриотов. С его помощью были разысканы и изобличены сотни предателей, рядившихся в одежды добропорядочных граждан. На многих судебных процессах он стал главным свидетелем обвинения по делам на коллаборационистов.
Последним из оборотней, которых в 1975 году изобличил Аганин, стал один из самых зловещих палачей-садистов ГФП-721 Алекс Лютый. Это был последний бой после Победы зафронтового разведчика Аганина. Сердце его не выдержало. Он умер от обширного инфаркта.

Елена Емельянова
По материалам книги Н.Н. Лузана
«Три жизни Ибрагима Аганина. СМЕРШ. Найти и покарать»
и других источников.

Редакция благодарит директора музея МГТУ им. Н.Э. Баумана Галину Базанчук за предоставленные материалы.