gennadij-dmitrievich-kartashov

Металл для самолетов

История Автор
С первых дней ремесленного учебного заведения, давшего начало нашему Университету, в нем было организовано механическое отделение. Значительный вклад в его развитие внес А.П. Гавриленко, в 1897 году организовавший кафедру по технологии металла и дерева. А.М. Бочвар, окончивший ИМТУ в том же году, позднее возглавил развитие материаловедения – им был впервые подготовлен курс металлургии и металлографии. Его ученик Иван Иванович Сидорин стал основателем школы отечественного авиационного материаловедения.

Сидорин один из немногих, чье имя дважды увековечено на стенах нашего Университета: портрет выдающегося ученого занимает почетное место в первом ряду галереи «Основатели научных школ», а мемориальная доска установлена на кафедре «Материаловедение» (МТ-8).
Недавно в МГТУ прошли встречи студентов, аспирантов и сотрудников факультета «Машиностроительные технологии», а также участников Историко-философского клуба «Мариинские чтения технического училища» с внучкой Ивана Ивановича – членом Союза писателей России Натальей Кирилловной Сидориной. Она рассказала много интересного о своем великом деде. Встреча была приурочена к 130-летию со дня рождения Ивана Сидорина.

Сплав из Кольчугино
Иван окончил химический факультет ИМТУ в 1914 году по специальности «Металлургия» и, как один из лучших выпускников, был оставлен для преподавания. Начавшаяся Первая мировая война не обошла его стороной – Сидорин служил в пехоте, был заместителем командира полка. В 1917 он был отозван в распоряжение Главного артиллерийского управления, а с 1 сентября вновь начал преподавать в Училище.
Его родители-купцы происходили из крестьян Московской губернии. Возможно, именно поэтому он принял Октябрьский переворот и не оставил свою работу, а в 1922 году организовал лабораторию механических испытаний.
Учеба в Училище свела Сидорина с его ровесником – будущим авиаконструктором Андреем Туполевым. Их дружба и сотрудничество оказались очень плодотворными для отечественного самолетостроения: Андрей Николаевич начал делать полностью металлические самолеты из кольчугалюминия – легкого сплава, созданного Иваном Ивановичем.
Первый из них – АНТ-1 с двигателем в 35 лошадиных сил – поднялся в воздух 21 октября 1923 года. Историческое событие произошло неподалеку от нашего Университета – на пересечении Красноказарменной улицы и 1-го Краснокурсантского проезда. Сейчас здесь разбит сквер, а в то время располагался удобный для разбега самолета Кадетский плац, о чем и напоминает установленная тут стела.
– Началось все с закрытия концессии немецкой фирмы «Юнкерс», – рассказала Наталья Сидорина. – По договору с Советским правительством она должна была организовать в Москве постройку металлических самолетов. Молодой инженер Сидорин, председатель комиссии по проверке деятельности этой концессии, в своем отчете написал, что «Юнкерс» обязательств не выполняет – все привозит из Германии, а в Москве идет только сборка. Поэтому он предложил закрыть концессию и начать развивать свое металлическое самолетостроение. Для этого надо делать свой металл, так как покупать дюралюминий и трудно, и дорого.
Инициатива, как известно, наказуема. Вот Сидорину и предложили самому организовать производство сплава. Он согласился, выбрав для этой цели небольшой завод в селе Кольчугино Владимирской области. Изготавливаемые там сплавы привозили в Москву – в МВТУ проводили опыты и смотрели, соответствует ли металл нужным параметрам. Полученный подходящий алюминиевый сплав назвали кольчугалюминием.

ЦАГИ в Гааге
– Получение собственного металла и появление более мощных двигателей дало резкий толчок самолетостроению. И вот уже АНТ-3 всего за три дня облетает по кругу столицы Европы. В конструкции этого самолета использовали гофрированный кольчугалюминий – «Волна ЦАГИ», – продолжает Наталья Кирилловна. – Фирма «Юнкерс» решила, что Россия украла у нее секрет его производства, и подала иск в Гаагский суд. Суд провел экспертизы и выяснил: сплав Ивана Сидорина – самостоятельный, и по некоторым параметрам он качественнее, чем «Гофра Юнкерса». ЦАГИ суд выиграл.

Наука в шарашке
Это было время, когда авиационная наука и техника развивались стремительно. При деятельном участии Сидорина были образованы ЦАГИ и ВИАМ. Иван Иванович, научный руководитель ВИАМа, приводил туда студентов, чтобы они окончательно сделали выбор специальности. Многие из них стали впоследствии большими учеными.

– В 30-е годы Сидорин разработал сталь хромансиль, не содержащую дорогостоящий молибден, – рассказывает внучка ученого. – С конца 30-х годов из нее начали делать основные детали в авиации и машиностроении. В эти же годы, благодаря ВИАМу, был решен и вопрос создания высокопрочной брони. За полученный результат уже в начале Великой Отечественной войны ее создателей удостоили Сталинской премии.
Репрессированный в 1938 году, Сидорин, по личному распоряжению Сталина, был переведен во время войны на особые работы – он оказался в шарашке. Там работал и конструктор первых советских дизельных моторов А. Д. Чаромский. Он составил список из ста человек, нужных ему для работы. Сталин остановился всего на нескольких из них. В частности, Сидорин был назначен главным металлургом 45-го завода в Москве (ныне «Салют»), где в короткий срок ему удалось наладить серийный выпуск самого мощного в мире дизельного мотора.
Сидорин был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Судимость была снята, но в ВИАМ он не вернулся, а пришел на свою кафедру. Он наладил связь аспирантов с газонефтедобывающей промышленностью. Для нее под его руководством были созданы сплавы от МВТУ-1 до МВТУ-6, которые используют и по сей день. Еще одним значимым итогом работы кафедры, которой он руководил до 1972 года, стал учебник «Основы материаловедения», отмеченный Государственной премией.
Иван Иванович скончался на 94 году жизни в 1982 году и был похоронен на Даниловском кладбище – там же, где похоронены и его предки.

Елена Емельянова